Где найти нам токаря, взять где кузнеца?

В ближайшие годы российскую систему среднего профессионального образования (СПО) ждёт преобразование. О том, что конкретно планируется изменить в этой сфере, рассказал первый заместитель министра просвещения РФ Дмитрий Глушко в первый день весны. Новаций, судя по его пространному интервью «Российская газете» 1 марта с.г., будет довольно много, и предполагается, что носить они будут прямо-таки революционный характер.

Об этом сообщает МЕТЛОР

Судите сами.

В-первых, перечень профессий и специальностей СПО будет сокращен ровно вполовину — вместо 500 позиций останется 250.

«Многие программы, — объяснил Дмитрий Глушко, — будут объединены или трансформированы. Другие — переведем на уровень профобучения, то есть на „короткие“ программы, которые также можно будет дополнительно и, главное, быстро освоить во время обучения в колледже, по принципу конструктора компетенций по выбору колледжа или студента. Но главное, за счёт чего произойдет это укрупнение, — совершенно новый способ формирования государственного образовательного стандарта (ФГОС)».

Во-вторых, сроки обучения по всем специальностям предлагается заметно сократить.

«Зачем учить специалиста 4 года, если за счёт более интенсивных и качественных программ его можно выпустить на рынок труда раньше? — задался вопросом чиновник. — Жизнь ускоряется, и мы действительно планируем сокращение сроков обучения по отдельным программам. Не радикально, нет. Где-то на два года, где-то на год, а где-то всего на несколько месяцев. Это сокращение должно лишь увеличить интенсивность практического обучения. И опять же, повторю, необходимые компетенции студент сможет „добрать“ дополнительно к основной профессии».

В-третьих, Минпросвещения намеревается создать при колледжах малые инновационные предприятия, на которых студенты смогут работать и зарабатывать.

«Я верю, что они приживутся и будут эффективны, — отметил Дмитрий Глушко. — Причём не для того, чтобы малый бизнес пришел и за минимум денег использовал инфраструктуру образовательной организации. А для того чтобы студент получил свой первый опыт взаимодействия с рынком, который порой достаточно хищно ведёт себя по отношению к молодым специалистам. Чтобы студент получил производственную практику и у него сформировалась определенная финансовая грамотность».

После таких слов первого замминистра просвещения складывается ощущение, что речь на самом деле идёт о полном перекрое всей системы СПО, являющейся, по сути, хребтом всей нашей экономики. Причём ситуация такова, что от слов функционеры уже перешли к делу — на сегодняшний момент на федеральном портале проектов нормативных правовых актов находится на рассмотрении несколько десятков проектов по внесению изменений в перечни специальностей и федеральные государственные образовательные стандарты в системе СПО.

«Это знак того, что правительство всерьёз озаботилось будущим российской экономики? Или же, учитывая тот факт, что только в 2020 году в колледжи поступило около 1,2 миллиона выпускников школ, и таким образом их общее число в более чем трёх тысячах колледжей и более трёхсот тридцати вузов перевалило за 3 миллиона, чиновничество просто ищет поводы дополнительно заработать на них, фактически переводя систему СПО на коммерческие рельсы?» — поинтересовалась «СП» у экспертов в области образования и государственной политики.

Все слова первого заместителя министра просвещения РФ о приспособлении российской системы СПО к реалиям современного рынка — это не более чем дымовая завеса, полагает заслуженный учитель РФ, кандидат психологических наук, кавалер медали «Патриот России», историк Александр Снегуров.

— Да, ходят разговоры о том, что некоторые профессии, так сказать, отмирают. Но, может быть, отмирают они не потому, что экономика становится инновационной, а потому, что в этой самой экономике у нас большие проблемы, коль скоро она никак не выйдет не то что на этап роста, но хотя бы на этап минимальной стабилизации? — поделился он своей точкой зрения на происходящее. -Ведь посыл-то здесь таков — улучшений в экономике не будет, и не ждите. Такая позиция официоза, не исключено, толкнёт одних — к радикальным действиям, других — к депрессии, третьих — к имитации продуктивной жизни.

Хотя на самом деле рынку требуется масса профессий, и многие школьники хотят поступать именно в колледжи. Но сокращение времени обучения тут, думаю, не пойдет им на пользу. Ведь при том, что сроки курсов сокращаются, программы перегружены массой различных предметов, и эти модули, как их ныне называют, длятся порою всего несколько десятков часов. На первый взгляд, предметы успешно осваиваются, но это подчас маскировка реального положения дел.

Ведь у детей, а поступают в колледжи, не забудем, ещё дети, разные степени усвоения материала, кто-то быстрее схватывает, кто-то нет, и это нужно учитывать, как и прочие факторы. Но всё персональное словно отсекается, переводится на шаблонные и коммерческие рельсы. Юных парней и девушек нельзя же ориентировать жёстко на приспособление к условиям неблагополучной среды, им нужны крепкие базовые знания, позитивные горизонты, а не квазиучебная лихорадка.

«СП»: — Не получим ли мы тут замкнутый круг — приспосабливая сейчас систему СПО к нуждам проблемной экономики, в последующем мы получим поколения выпускников, способных спровоцировать ещё большее ухудшение экономики?

— Согласен, в профессиональном обучении нельзя ориентироваться на кризисность, длительную деструкцию: это нравственно порочно, и вся «экономика» тогда сводится к получению со студента платы за обучение (а оно в заявленной парадигме, очевидно, таким станет повсеместно). Настрой должен быть перспективным, однако нынешние перспективы экономики, которые просматриваются за всяческими новациями и бравыми рапортами, страшат.

Сейчас большое распространение получили онлайн-курсы, и, полагаю, дело идёт к тому, что немалая часть подготовки в системе СПО сведется к электронным ресурсам, хоть это и не озвучивается и отчасти уже апробировано. Но они не могут заменить живого наставничества мастеров. Ведь важно не только получить компетенции, их ещё нужно закрепить, а закрепление, по всей видимости, переносится на какую-то абстрактную площадку.

Вспомните, в советские времена выпускников ПТУ, техникумов, вузов прикрепляли к опытным наставникам на производстве, в организациях, и эти люди учитывали в том числе и характер человека. А теперь ребят просто будут оставлять без настоящего наставничества: мол, сами изворачивайтесь, или прикрепят к кому-то формально, для отчёта. Самостоятельность, конечно, развивать нужно, но профессиональное обучение — не тот случай.

То, что сейчас предлагает Министерство просвещения РФ устами своего первого замминистра — страшнейший удар по системе профтехобразования, которая в своё время помогла СССР выиграть Великую Отечественную войну и триумфально преодолеть её последствия, считает политик, общественный деятель, член КПРФ Вячеслав Тетёкин.

— В советское время в средних профтехучилищах, где освоение профессии шло параллельно получению полного среднего образования, все было настолько отлажено, что их выпускникам не нужны были никакие дополнительные курсы, — рассказал он «СП». — Они шли на производство и сразу включались в трудовой алгоритм. А «фишка» была в том, что эти училища прикреплялись к базовым предприятиям, которые были заинтересованы в получении высококвалифицированных молодых кадров, и поэтому передавали училищам современное оборудование и направляли пожилых мастеров в качестве наставников. В результате система получения профессии была настолько мощной, что ходила даже шутка — в мире, мол, существуют три устойчивых системы: социализм, капитализм и профтехобразование.

Сегодняшние же «упражнения» с сокращением числа специальностей и сроков обучения означают, что систему профтехобразования в России банально душат. Чиновникам, видимо, ничего не нужно кроме того, чтобы углеводороды по трубам бесперебойно качались на Запад. О том, чтобы обеспечить универсальное перераспределение трудовых ресурсов в целях удовлетворения потребностей производства и учебного процесса, нет и речи.

В СССР слесарей и сварщиков готовили же не просто так, а под конкретные большие проекты в рамках отраслевых планов. А сейчас сварщиков днём с огнем не найдёшь. В бытность свою депутатом Госдумы и членом её комитета по обороне я разговаривал с командующим Северным флотом, и он мне сказал — самая большая для нас проблема заключается в отсутствии грамотных сварщиков для ремонта кораблей, впору хоть из-за рубежа приглашай.

«СП»: — Так ведь вроде Дмитрий Глушко и объясняет, что систему СПО хотят приспособить к реальным нуждам рынка труда, а профессии просто укрупнить. Что с этим не так?

— По сути, за всеми этими разговорами о приспособлении прячется очередной шаг к разрушению системы СПО. Ну кто, скажите на милость, возьмёт сейчас на работу выпускника колледжа, если у того нет минимум двухлетнего опыта работы за плечами на производстве? В СССР выпускников доучивали прямо на производстве, но сейчас этого делать никто не будет, новый рабочий же сразу должен прибыль гнать.

Разговоры-то об аналогах учебно-производственных комбинатов в виде инновационных предприятий при колледжах, возможно, и правильные, но ведь под это нужно сначала деньги в них инвестировать. Но Минфин сейчас даже под самые лучшие проекты денег не даёт, посылая всех как угодно зарабатывать, так что я мало верю в то, что тут вдруг разверзнутся небеса и на систему СПО польется «золотой дождь».

А укрупнение специальностей мы уже проходили на врачах. Разговоры о том, что нам не нужно столько врачебных специальностей, давайте лучше побольше выпускать врачей общей практики, на деле закончились катастрофой. Зайдите в любую поликлинику — многодневные очереди именно к узким специалистам, которых сейчас позарез не хватает. То же и в рабочих специальностях — везде нужна своя ухватка. Не выйдет из строителя сразу и стропальщика, и сварщика, и кого угодно сразу, это вредоносная идея.

«СП»: — Получается, систему СПО банально «сливают»? В чьих интересах?

— То, что собирается творить Минпросвет, иначе как угрозой национальной безопасности трудно назвать. Мы сейчас и так как индустриальная держава упали, как говорится, ниже некуда, и это ещё один шаг к тому, чтобы мы даже подняться не смогли. Потому что даже если в реальный сектор экономики деньги рано или поздно пойдут, там просто некому будет работать руками.

Экономика России после коронавируса

За год квартиры в массовых новостройках Москвы уменьшились на 4 «квадрата»

Названа причина резкого роста цен на продукты питания в России

В 2021 году более 30 банков России могут лишить лицензии

РФ возобновила авиасообщение с ещё двумя южными странами



Источник: “https://svpressa.ru/society/article/291363/”

 

Все важное и надежное — благодаря Телеграфу

Уже не первый век, даже в эпоху Интернета, надежным и верным способом передачи информации есть Телеграф. Сайт Украинский телеграф — это только надежные источники, только проверенные факты и интересные новости. Мы создаем новости быстрее, чем они промчатся по телеграфу к вам.
Украинский телеграф — новое слово в отечественной журналистике. Для нас главное задание — проверка. Только надежные источники могут попасть на страницы сайта. Это и есть залогом того, что телеграфу доверяют читатели.
Более сотни лет люди верят Телеграфу, а не сороки, что приносит новости на хвосте. Украинский телеграф — это сайт, с которого стоит начать свой день.