В «деле Израйлита» замечен «след Токарева»

В откатных махинациях в порту Усть-Луга замешано руководство «Транснефти»?

Вчера в Смольнинском районном суде Санкт-Петербурга в очередной раз было перенесено судебное заседание по громкому делу бизнесмена Валерия Израйлита, обвиняемого в хищении свыше 300 млн рублей при возведении нефтебазы для компании «Транснефть» в порту Усть-Луга в Ленинградской области. Ущерб, причиненный подконтрольными коммерсанту предприятиями, задействованными в ходе строительства объекта, оценивается в 3,5 миллиарда. В качестве свидетеля в разбирательствах должен принимать участие президент ПАО «Транснефть» Николай Токарев, однако он до сих пор так и не появился в суде. Между тем, ему предстоит отвечать на вопросы, касающиеся не только подробностей контракта стоимостью 16 млрд рублей, заключенного с «Лужской проектно-инжиниринговой компанией» («УЛПИК»), связанной с принадлежавшей Израйлиту «Компанией Усть-Луга». Дело в том, что еще в процессе следствия выяснилось: именно «Транснефть» контролировала значительную часть закупок, в том числе, поставки низкокачественных труб, стоимость которых завышалась на 30-40%. Полученная разница в рублях и валюте передавалась руководству «Транснефти», перед которым Израйлит имел некие обязательства. О коррупционных схемах во всех подробностях рассказали в процессе допросов заключившие досудебное соглашение со следствием заместитель гендиректора «УЛПИК» по экономике Наталья Белякова и Владимир Алфимов – руководитель компании «Мегатрейд», созданной специально под контракт «Транснефти». Поставка труб, ставших основной «дела Израйлита», осуществлялась фирмой «Промышленные технологии», фактическое руководство которой осуществлял Павел Закревский, в 2014 году представший перед судом в качестве обвиняемого в мошенничестве. В ходе расследования признательные показания дал его «правая рука» Василий Нестеренко: в них также шла речь о махинациях, описанных Беликовой и Алфимовым. Известно, что часть полученных средств была выведена Израйлитом на счета «Bank of New York Mellon», что легло в основу обвинения бизнесмена в легализации доходов, полученных преступным путем. Теперь откатно-офшорные схемы, применявшиеся в Усть-Луге, будут озвучены в ходе разбирательств в петербургском суде, от участия в которых уклоняется Николай Токарев.

Дело Израйлита «заморозили»?

Судебный процесс над бизнесменом Валерием Израйлитом начался в Смольнинском районном суде Санкт-Петербурга в сентябре 2019 года. В том, что судья Анжелика Морозова хоть сколько-нибудь продвинулась в рассмотрении уголовного дела, возникают большие сомнения: как следует из судебной базы данных, ни одного заседания по существу так и не было проведено, они все-время откладывались. Например, последнее, назначенное на 18 октября, оказалось перенесено в связи с болезнью подсудимого.

Напомним, совладелец и председатель совета директоров ОАО «Компания Усть-Луга» Валерий Израйлит был арестован в декабре 2016 года и обвиняется в особо крупном мошенничестве. Ему инкриминируется хищение более 300 млн рублей, предназначенных на развитие порта Усть-Луга в Ленинградской области; при этом причиненный бизнесменом ущерб оценивается в 3,5 миллиарда. Также в деле фигурируют несколько эпизодов перевода финансов на счета компаний-нерезидентов с использованием подложных документов и легализация денежных средств, полученных преступным путем.

До марта 2020 года обвиняемый находился в СИЗО, затем был переведен под домашний арест. Как сообщал РБК, это стало возможным в том числе благодаря тому, что суд

«принял во внимание все позитивные данные об Израйлите», в том числе о его благотворительной деятельности, наградах, «стабильных социальных связях» и о том, что с момента возбуждения уголовного дела подозреваемый себя ничем не скомпрометировал».

При этом судья Морозова подчеркнула: вменяемые коммерсанту преступления не относятся к сфере предпринимательской деятельности, а значит, не подпадают под соответствующие поправки в уголовно-процессуальное законодательство.

Но если уголовное дело о многомиллионных хищениях находится в «замороженном» состоянии, то в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленобласти не дремлют: в сентябре 2020 года здесь было вынесено решение о признании бизнесмена банкротом и реструктуризации его долговых обязательств, а в феврале 2022-го введена процедура реализации имущества. По информации «Коммерсанта», одним из крупнейших кредиторов выступает Балтинвестбанк, требования которого составляют 681,3 млн рублей основного дола, плюс 82,7 миллиона – проценты за пользование ранее полученным кредитом. Также в реестр включены требования кипрской компании «Нарвия Холдинг Лимитед»,ООО «Логос» и ЗАО «Балтийский лесопромышленный холдинг».

Вопросы к Токареву остаются без ответов

Одной из причин неоднократного переноса судебных заседания по громкому делу является неявка свидетелей. И здесь стоит обратить внимание на следующее немаловажное обстоятельство: в число тех, кого намеревается допросить суд, входит президент ПАО «Транснефть» Николай Токарев, о чем СМИ писали еще в июле прошлого года. Дело в том, что потерпевшей стороной признана «дочерняя» структура нефтяного гиганта – компания «Транснефть порт Усть-Луга»: именно она выступала собственником нефтебазы, в ходе строительства которой имели место масштабные хищения.

Что именно интересует суд, со ссылкой на обвинительное заключение, рассказала РБК адвокат Израйлита Виктория Бурковская. По ее словам, не позднее декабря 2009 года обвиняемый договорился с неустановленными лицами из руководства «Транснефти» о заключении контракта на строительство объекта с ОАО «УЛПИК», водящим в «Компанию Усть-Луга». Об этих-то договоренностях и должен рассказать господин Токарев, допрос которого до сих пор не состоялся. Интересно, в силу каких причин он не спешит явиться в суд? Возможно, «нефтяной» топ-менеджер предпочитает о чем-то умалчивать и если так, то о чем?

Новости по теме:  Каланда снова ушла с Шариповым, но мужа оставила в «Транснефти»

Здесь стоит кратко напомнить о событиях многолетней давности. «Компания Усть-Луга» управляла одноименным балтийским портом, считающимся второй по величине универсальной морской гаванью после Новороссийска. Ежегодная пропускная способность его терминалов превышает 120 млн тонн. Нефтебаза, строительство которой оценивалось в 16 млрд рублей, планировалась как конечная точка Балтийской трубопроводной системы (БТС-2). Столь солидный подряд не мог остаться без внимания Израйлита, которого в прессе называли фактическим «хозяином Усть-Луга»и человеком, близким к бывшему в то время главой ФСО Евгению Мурову.

Издание «Фонтанка», ссылаясь на источники в следственной службе УФСБ Петербурга и области, писало о том, что контракт изначально «был обложен подконтрольными Израйлиту юрлицами». В частности, бизнесмен пролоббировал через кого-то из топ-менеджмента «Транснефти» заключение договора с подконтрольной ему «УЛПИК» («Лужская проектно-инжиниринговая компания», ликвидирована в декабре 2017 года с убытком в размере 4,2 млн рублей и стоимостью активов «минус» 100 миллионов).

Субподрядчиками на строительстве также выступали фирмы, аффилированные с «хозяином Усть-Луга». Среди прочего, они занимались поставкой труб, в итоге закупив продукцию трех категорий: «труба, ранее бывшая в употреблении»,«лежалая труба»и «новая труба более низкого качества», причем сделано это было по ценам, завышенным на 30-40%.

Хищения «под контролем» «Транснефти»?

Показания против Израйлита дал Владимир Алфимов – директор специально созданной под контракт «Транснефти» компании «Мегатрейд».

«Транснефть» при строительстве нефтебазы контролировала примерно 85% закупок, остальное генподрядчик УЛПИК закупал самостоятельно, через «Мегатрейд». «Мегатрейд» нужен был холдингу ОАО «Компания «Усть-Луга» лишь в качестве «прокладки», – цитировала рассказ Алфимова «Фонтанка».

По его словам, указание на завышение цен и последующее обратное получении денег от поставщиков в рублях и валюте, отдавалось непосредственно Израйлитом. Однако последний подчеркивал, что таковы «требования «Транснефти» и ссылался на некие «обязательства перед заказчиком», которые следует выполнять. Получается, что в руководстве нефтяной компании, контролирующей большую часть закупок, были прекрасно осведомлены о ситуации, сложившейся в ходе реализации проекта?

В 2010-2011 гг. Алфимов якобы не менее двадцати раз лично ездил к поставщикам за «откатами», получив от них порядка 44 млн рублей. Однако одними трубами махинации не ограничивались. Например, по данным все той же «Фонтанки», в ходе закупки электротехнических лотков и кабелепроводов для открытой прокладки электрических и слаботочных сетей их стоимость оказалась завышена с 93,9 млн рублей до 122 миллионов; цены на клиновые задвижки «выросли» с 35,7 миллионадо 46,4 млн рублейи т.д. При этом образовавшаяся «разница» возвращалась в виде наличных.

Не менее интересные подробности приводятся в одной из публикаций «Независимой газеты», где говорится о том, что именно «Транснефть» определяла перечень поставщиков и подрядчиков. Так, работы по монтажу трубопровода выполнялись предприятием «Коксохиммонтаж» (КХМ), с которым к тому моменту уже было налажено давнее сотрудничество. В свою очередь, КХМ самостоятельно закупал трубы у собственного поставщика, каковым выступало ООО «Промышленные технологии». Технический надзор осуществлялся фирмой «Диаскан» – «дочерней» структурой нефтяного гиганта.

«Таким образом, контролировала качество труб сама «Транснефть» – от завода-производителя до укладывания трубы в траншею. Каждый шаг сопровождался составлением актов контроля, на которых имеются согласования технадзора, подтверждающие высокое качество трубы», – констатируют авторы «Независимой газеты».

Откатно-офшорные схемы «хозяина Усть-Луга»

Некоторые из участвовавших в строительстве нефтебазы предприятий с тех пор фигурировали в громких скандалах криминального характера. Известно, например, что в 2014 году перед судом предстал Павел Закревский, который фактически вел дела вышеупомянутой компании «Промышленные технологии», де-юре принадлежавшей его супруге Ларисе Закревской: ему инкриминировалось мошенничество с некачественными трубами, причем речь шла не только об Усть-Луге.

В ходе расследования уголовного дела показания дал украинский гражданин Василий Нестеренко, считавшийся правой рукой Закревского и отвечавший за подделку сертификатов на поставляемую продукцию. В частности, в них прозвучала уже знакомая нам фамилия директора «Мегатрейда» Алфимова, которому Закревский передавал деньги для закупки материалов. Алфимов, в свою очередь, относил их заместителю гендиректора по экономике «УЛПИК» Наталье Беляковой. У нее финансы якобы забирал Израйлит для последующей передачи в «Транснефть». Показательно, что заключившие досудебное соглашение со следствием Белякова и Алфимов рассказывали на допросах о совещаниях с участием Израйлита, где обсуждался вопрос о завышении цен на закупаемые материалы.

Итак, подробности откатной схемы описали сами ее участники. Добавим, что по информации «Фонтанки», часть полученных таким образом средств «осела» на счетах «Bank of New York Mellon»: это обстоятельство стало причиной обвинения Израйлита в легализации доходов, полученных преступным путем. Кроме того, финансы переводились на счета многочисленных подконтрольных бизнесмену офшорных структур – компаний «Seralvo Services Limited», «Midwest Marketing Limited», «Progressgroup Foundation»,«Omnipresa» и др. Следствию удалось доказать факт незаконных валютных операций в общей сложности на 191 млн рублей. Могли ли какие-то из офшоров быть связаны с Токаревым или кем-то из его ближайшего окружения?

Кстати, в 2014 году сотрудники австрийского Интерпола сообщили российским коллегам об участии Израйлита в отмывании денежных средств и возбуждении в отношении него уголовного дела, находившегося в производстве правоохранительных органов Вены. По версии европейских следователей, бизнесмен в 2008-2013 гг. осуществлял через фирму «Progressgroup» переводы на австрийские счета компаний «ULL 30» и «Guidel Assets Ltd» для покупки самолетов «Bombardier Learjet 60» и «Bombardier Challenger 605».

Учитывая все вышесказанное, становится ясно, на какие неприятные вопросы предстоит отвечать Николаю Токареву в рамках разбирательств по делу о строительстве в Усть-Луге. И не удивительно, что он долгое время пытается этого избежать. Проявит ли судя Анжелика Морозова настойчивость, вызвав главу «Транснефти» на очередное заседание повесткой? И можно ли в случае очередной неявки ожидать его принудительного привода?



Актуально

Резонанс

Теги